"Тункинский вирус" заразителен для России

"Тункинский вирус" заразителен для России

8893e937f9b191ec4e141bce7bf9bb99.jpg

Результаты выборов главы Тункинского района продолжают будоражить общественность Бурятии. Блогер портала Asia Russia Daily (АРД) Саян Ошоров высказывает мнение, что Тунка становится законодателем политической моды в республике, пионером новых тенденций в бурятском истеблишменте.


Выборы в Тунке явили Бурятии несколько любопытных тенденций, которые в предстоящие годы возможно станут обыденностью политической борьбы не только в регионах, но и в России в целом. Речь не о грязных технологиях, в полной мере продемонстрированных в битве за один из ключевых районов Бурятии. Интересность даже не в попытке через суд оспорить партийные праймериз, что стало новинкой российских выборов. Тот самый нюанс, который составил изюминку процесса, заключался в расклейке лейблов «оппозиция» и условная «власть».


В Тунке сложилась уникальная картинка, в которой нелюбимый республиканскими властями и прошлым районным руководством журналист составляет ударную силу пиар-кампании победившего кандидата Альхеева. В случае с районом, на протяжении целого ряда лет сотрясаемого скандалами, эта была все-таки не мелочь, а существенный фактор. Помимо опыта и энергичности Аркадия Зарубина, чего нельзя не признавать, свою роль играл и его имидж последовательного оппозиционера одному из наиболее одиозных представителей республиканского правительства Александру Чепику.
Проявился и в дальнейшем видимо будет нередко применяться подобный метод создания ореола оппозиционности, причем в тункинском случае, оппозиционности одновременно и окопавшейся в столице Бурятии группировке и сторонникам бывшего районного главы. В условиях, когда протестные настроения в народе растут, подержаться за флаг некоторой фронды скоро войдет в моду. В Тунке же этот мотив многократно усилился благодаря внезапному демаршу Вячеслава Мархаева, сенатора от Иркутской области.

Вновь перечислять события хроники тункинской гонки смысла нет, в сети достаточно материала по этой теме, но вступление в дискурс политического тяжеловеса отдавало невероятной по резкости скандальностью. Обвинение председателя райсовета Тунки Аламжи Сыренова в связях с «теми, с кем мы боремся», людьми «в теме» было понятно как намек на преемственность от бывшего тункинского главы Андрея Самаринова. Как это поняли остальные, можно только гадать, но мало кто усомнился, что уже на низком старте к предвыборной гонке была озвучена идея клеить к имени Аламжи всё то прошлое, что было связано с деятельностью Самаринова. Таким образом, массам преподнесли конструкцию типа «Аламжи — власть, Альхеев — оппозиция». Теоретически тут ничего особенно нового не изобрели, технологическая новинка заключалась в том, что упреки и.о. главы и председателю райсовета бросал представитель куда более высокой власти, целый сенатор от Иркутской области.

Что интересно, вполне не чужд власти был и сам Альхеев. Человек с 2007 года работал в администрации Тункинского района, с 2012 года был заместителем районного главы. При том самом Самаринове. Общий тренд раздачи флагов на таком фоне выглядит несколько сюрреалистично, чем-то напоминая первые месяцы появления Наговицына в Бурятии. В ту пору среди русского истеблишмента Бурятии новоназначенный глава республики тоже ассоциировался с как бы «оппозицией» надоевшему режиму Потапова. Каким образом Наговицын мог олицетворять собой хотя бы отдаленную оппозиционность какой бы то ни было власти, просто тайна за семью печатями, но поначалу имидж губернатора в определенных кругах складывался именно так.
Теперь посмотрим на фигуру Аламжи Сыренова. Формально да, его кандидатура была поддержана правящей «Единой Россией», визиты членов республиканского правительства в Тунку также давали намек, на кого официальный Улан-Удэ сделал ставку. В то же время понятнее некуда, что одна из улан-удэнских групп просто поставила на того, кто, как казалось, имел больше шансов. В подобных случаях, применив финт ставки на сильного, всегда можно превратить победу этого сильного в свою.


Аламжи Сыренов. Фото: АРД

Аламжи Сыренов, между тем, в недавнем прошлом сам побывал в шкуре нелюбимого властью, но уже не республиканской, а федеральной, в лице главы МВД РБ Александра Зайченко. В ту пору министр в сущности избавился от единственного по настоящему популярного в народе высокопоставленного сотрудника его ведомства, воспользовавшись нелепым обвинением. Позднее суд полностью оправдал Аламжи Сыренова, но тот не стал пытаться восстанавливаться в структуре МВД.

Как видим, история с бывшим начальником ГИБДДБурятии писана не такими уж одноцветными красками. После ухода из МВД Сыренов действительно участвовал в выборной кампании Самаринова, а затем работал представителем Тунки в столице республики. При этом, что интересно, развязанная против него тяжба в тот период только увеличивала его популярность в народе, что само по себе является не таким частым явлением, когда речь идет о госслужащих.

Боевой офицер, один из единиц, награжденных двумя орденами Мужества и двумя медалями «За отвагу», при всей его крайне далекой от пиара натурой пользовался редким для современных функционеров уважением в народе.
Даже и сегодня в сети не так много публикаций, расписывающих фигуру Аламжи в сплошь позитивных тонах. Его популярность росла не на пиаре в СМИ. В этом его отличие от славной плеяды деятелей, о которых много пишут газеты и сайты, но которые остаются глыбами и титанами не в народе, а в достаточно своеобразном котелке улан-удэнского истеблишмента. Эта презабавнейшая тусовка постоянно формирует из себя всё новые вариации неформализованных «партий» и «движений», составленных по принципу «родственников и знакомых кролика».

Каждое из этих “могучих” движений дружно и шумно хвалит очередных своих вождей или зиц-председателей. Временами они проводят какие-то таинственные переговоры, где-то в недрах происходит игра в дипломатию, по итогам чего заключаются союзы, и вот уже две или три «партии» занимаются перекрестным опылением, нахваливая дружественных кроликов. В последние годы всё чаще получается так, что тусовкам бывает выгодно опылять своих героев ворсинками оппозиционного флера. Тоже конечно лучше, чем совсем ничего, но оперативная память в этой среде не велика, и скоро она сама не помнит, что реально, и что она сама раздула.
После ряда лет активных стараний в прессе и всякими правдами-неправдами здесь и там выигранных выборов тусовка уже сама начинает искренне верить в ею созданных титанов мысли и отцов бурятской демократии, имена которых всё хуже вспоминаются по мере отдаления от кольца 29-30 маршрутов в Улан-Удэ.

Можно что угодно говорить про Аламжи Сыренова, но этот человек совсем не из этой тусовки, хотя Тусовка, не имеющая реальных опор в районах, порой вынуждена легитимизироваться, хватаясь за людей такого склада. Конечно любому новому человеку в этой среде сложно оставаться самим собой, многим наверное проще мимикрировать или мутировать, свариться с ней в одном супе, но кто-то всегда сохраняет собственный взгляд на жизнь.

Саян Ошоров, АРД

forum site page